Мятный вкус Марокко

мятный, вкус, марокко

Признаться, я не ожидала ничего особенного от Марокко: самая богатая страна Северной Африки, модные курорты на побережье… да и все эти восторженные отзывы, вроде «Ах, Марокко, – сказка из тысяча и одной ночи!», только добавляли скептицизма. Но с первых же шагов по земле Африки неожиданно для себя попала совсем в другой мир. С вершин минаретов кричат муэдзины, в воздухе носится аромат гашиша, да и внешний вид жителей, одетых в длинные до пят бурнусы с остроконечными колпаками, поначалу даже шокирует. И чем более я отдалялась от побережья, тем сильнее становилось ощущение трансформации во времени и нереальности происходящего вокруг…

Мне повезло с выбором города: Фес и есть сердце Магриба. Не туристическое, как Марракеш, не курортное как Касабланка, а настоящее – пульсирующее, разгоняющее по улочкам-артериям горячую арабскую кровь. Здесь два города: старый Медина, живущий по законам и ритму средневековья, и новый, более похожий па наш мир, с вполне европейскими магазинами и барами.

Поселилась я, конечно же, внутри Медины, в старинном доме-риаде, переделанном под гостиницу. Находятся такие места, точно как в сказке: вы идете по улице, и в голове мысль, где найти гостиницу, внезапно открывается ничем неприметная дверь в глиняной стене, и возникший на пороге человек жестом приглашает зайти внутрь. Ошеломленному глазу открывается райский уголок с фонтаном и множеством порхающих канареек во внутреннем дворике, комната с парчовым балдахином над кроватью, а окончательно вас прибивает поднесенный с поклоном мятный чай в серебряных стаканах. Уйти из риады на поиски другой гостиницы после такого уже не возможно.

Как и ни старалась выйти за пределы Медины, но она словно притягивала обратно, кружа переулками, что часто оказывались тупиками, дурманя красками и запахами. Да и не так уж легко найти выход из лабиринтов ее улицы. Их, кстати, не так уж давно посчитали – получилось 9400. Проверять не стала – нелегкое это дело. Некоторые из них похожи на прорытые в толще глины траншеи, где два груженых ослика вызывают пробку, а широкоплечий прохожий задевает сразу обе стены противоположных домов. Центральные улицы немного пошире, но машин в Медине нет нигде, что также помогает забыть о времени и спешке.